2019 год, осень. По всему миру идёт на спад велосипедный сезон, впереди зима – время завершения производства велосипедов, пройдут Новый Год и рождество и начнётся февраль, месяц основных поставок, а далее новый виток непрекращающегося цикла производства велосипедных товаров. Спокойствие и идиллия на рынке, которые скоро будут разрушены в момент. Пендемия COVID-19 надолго изменит весь мир и велоиндустрию, в частности.

Весна 2020 года ознаменовалась для всего мира новым термином. Локдаун. Строгие карантинные меры были введены практически в каждой из стран мира. Распространение инфекции шло поистине ужасающими темпами и власти просто были вынуждены оградить население от близких контактов. С учётом имеющейся тенденции на приобретения велосипеда в качестве личного траспорта, в мире начался велосипедный бум. На велосипед, как средство передвижения, не подразумевающее непрерывного контакта с окружающими, при этом не требующее постоянных затрат на обслуживание и топливо, стали обращать внимание даже те, кому раньше езда в утилитарных целях казалась неприемлемой. Продажи велосипедов стали бить все рекорды, 2020 год стал годом поистине поголовной велосипедизации населения.

Стали стремительно развиваться и сервисы, в основе которых была работа велокурьеров: в силу действующих ограничений на работу розничных магазинов, неизбежно вырос процент покупок в онлайн-ритейлерах, доставка товаров же часто реализовывается в этом секторе силами велокурьеров.

Прилавки байк-шопов стремительно пустели. Склады дистрибьюторов, ранее имевшие остатки, подчищались до конца дилерами, которым был необходим любой товар, чтобы продолжать свою работу. Так или иначе, сезон 2020, проходящий под пристальным взором камер наблюдения, вряд-ли способных опознать человека под медицинской маской на лице, проходящий в условиях карантина, самоизоляции, локдауна, подходил к своему концу.

В 2021 году пандемия немного отпустила свою хватку, многие страны преодолели коронавирусный кризис, стали открываться магазины, люди вернулись на свои рабочие места с удалённой работы. Глядя на своих друзей или соседей, отправляющихся на работу или в магазин на велосипеде, многие, не решившиеся обзавестись собственным велосипедом в период локдауна, отправились в веломагазины, где их ждало разочарование. Велосипедов не было. И на вопрос «когда» следовал ответ «не знаем».

Велосипедная индустрия – тонкий механизм, состоящий из множества составляющих, работающих в неразрывной связи друг с другом. Производители закупают сырьё, обеспечивают работу станков и другого промышленного оборудования, параллельно с рамами производятся комплектующие: трансмиссия, элементы управления, детали колёс. Исторически сложилось так, что полного цикла производства велосипеда нет ни у одной компании. У каждого элемента конструкции велосипеда есть свой производитель, и потеря хотя-бы одного из них в цепочке, например в связи с задержкой поставки, может привести к достаточно серьёзным последствиям для линейки байков у производителя.

В «мирные» времена проблемы такого рода решаются оперативно – ищутся другие поставщики, устанавливается более дешёвая или дорогая альтернатива недопоставленным компонентам, если стоит задача сохранить цену готового велосипеда – производятся соответствующие изменения в составе других комплектующих – способов много и велобизнес умеет хранить секреты.

В 2020 году был потерян не один и не два элемента в цепочке. Были потеряны все.

У Самуила Маршака есть перевод английского стишка-пословицы, «Потому что в кузнице не было гвоздя». Там, по причине отсутствия гвоздя у кузнеца, не сумевшего хорошо подковать лошадь, та потеряла подкову и захромала, был убит командир, ехавший верхом и, в итоге, проиграна война.

Примерно то же произошло и с производственным циклом в велоиндустрии. Несколько месяцев карантина и его последствий не позволили производителям обеспечить наличие комплектующих для сборки велосипедов на своих складах, а развивающийся ажиотажный спрос привёл к реализации большей части стратегических складских запасов.

Крупнейшие производители оказались не в столь проигрышном положении – их объёмы хорошо запланированы, имеют под собой чёткие данные аналитики и подкреплены твёрдыми контрактами с производителями комплектующих. Для которых, в свою очередь, объёмное сотрудничество с гарантированным спросом имеет приоритетную роль. Небольшим компаниям приходится труднее и многие из них прекращают свою деятельность. Конечно, крупным маркам это не грозит, но даже здесь, существующие отсрочки в поставке компонентов для сборки велосипедов уже превышают безболезненные для бизнеса сроки.

Отдельного внимания стоит логистика – стоимость морских перевозок возросла в разы. Дело в том, что практически вне зависимости от загрузки, океанский контейнеровоз имеет определённый бюджет на выполнение рейса, снизить который попросту невозможно. Объёмы поставок сокращаются, поэтому перевозчикам приходится неизбежно поднимать цены, чтобы компенсировать свои затраты на себестоимость перевозки. Ища снижение транспортных расходов, производители и импортёры прибегают к различным схемам консолидации груза, что в свою очередь увеличивает и так существенно возросшие сроки поставки.

Коронавирус изменил наши правила. Начиная от повседневной жизни, заканчивая вопросами бизнеса, требующими изменения подхода и адаптации к текущим реалиям. Нас ждёт год, а может быть и несколько лет, где привычная многим покупка велосипеда ранней весной получит вынужденную паузу в несколько месяцев. Конечно, производители стараются нормализовать график производства и поставок, работая в тесном сотрудничестве с дистрибьюторами и их возможности широки, но, к сожалению, не безграничны.

Где мой велосипед? Когда он приедет? Мы надеемся, что прямо в этот момент коробка, в которой он поедет через океан, покидает ворота фабрики. И скоро он будет в ваших руках.

Поделиться
  • 8
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •