Вашему вниманию статья PROCYCLING: рассказ о Team Bahrain Victorious. Летучая поговорка, «Как вы судно назовёте, так оно и поплывёт» — после смены названия, команда показала один из самых ярких результатов в профессиональном велоспорте, став «командой года 2021».

(c)PROCYCLING

Когда Bahrain-McLaren изменили своё название Bahrain Victorious в 2021 году это стало поводом для шуток. Для бахрейнской по названию, но словенской по факту команды, 2020 год был, мягко говоря, тусклым. Всего лишь девять побед и тринадцатое место в таблицах WorldTour’а.

Но в 2021 году, казалось бы, каждый член команды воспринял изменение названия близко к сердцу, и Bahrain Victorious стала именно Victorious.  На счету команды не менее 31 победы, 32 вторых места, два командных зачёта Гранд-тура и белая майка на Вуэльте. Они выиграли, выиграли и снова выиграли, и это был лучший год за короткую историю команды. Некоторые из побед были впечатляющими, создали запоминающиеся образы: грязный и восторженный Сонни Колбрелли после Париж-Рубе, Джино Мадер поклонившийся в Сантьяго-де-Компостела после того, как забрал белую майку у Игана Бернала во время штурма накануне, Матей Мохорич в слезах после сольной победы на 7-м этапе Тур де Франс и его зажигательный жест двумя неделями позже на 19-м этапе, множество противоречий, с которыми столкнулась команда. Среди них — одни из самых ярких моментов и историй гоночного сезона 2021. Не сделать их «командой года» было бы серьезной ошибкой.

Впрочем, Bahrain Victorious — тоже неоднозначная команда — от этого никуда не деться. Нельзя обойти стороной тот факт, что в этом году к ним были претензии на Туре, что они финансируются принцем фундаменталистского нефтегазового государства, что их босс команды был указан среди имен в операции «Адерласс». Журналистский долг — сообщить об этом, не скрывать эту информацию из общей картины для оценки И все же то, чего они достигли в этом году с половиной бюджета гигантов вроде Ineos, в спортивном плане ошеломляет. Если просто отмахнуться от всех подвигов и личностей гонщиков Бахрейна во имя сохранения своего лица, это окажет им и спорту в целом медвежью услугу, потому что в нынешних глазах регулирующих органов велоспорта их достижения действительны, а спортсмены невиновны. Да и сама команда стала привлекать больше интереса из-за этих трудностей. В Bahrain Victorious обнажились самые сложные проблемы велоспорта. В этом нет ничего нового. Это просто велоспорт, то чем он всегда является — грязное, противоречивое дело. И за всеми противоречиями скрывается нечто более интересное: разрозненная история этой команды, ее международный состав и ее члены, каждый из которых является захватывающими персонажем. Нет другой команды, как Bahrain Victorious – хорошо это или плохо.

Сонни Колбрелли пробует на вкус победу в Париж-Рубе

СТАНОВЛЕНИЕ

История команды, основанной принцем Насером бин Хамадом Аль Халифой и правительством Бахрейна в 2017 году как Bahrain-Merida, немного мрачная. На 2017 год было разыграно две лицензии WorldTour, и в то время Lampre-Merida, которая стала командой Эмирейтс ОАЭ, потеряла Мериду в качестве спонсора, потому что ещё до вмешательства ОАЭ предполагалось, что команду поддержит китайский инвестор. Merida, второй по величине производитель велосипедов в мире, отделилась и приложила собственные усилия для формирования нового контракта с нуля. Ранняя версия Bahrain-Merida была явно итальянской, с участием Сонни Колбрелли (который с тех пор работает в команде) и Винченцо Нибали. Участие скандального словенского менеджера Милана Эрзена и набор словенских велосипедистов и персонала в команду привели к тому, что тренировочная база была перенесена из Италии в окрестности Любляны. Как и у многих новых команд, первоначальный прогресс был медленным, и только в 2018 году они взяли курс на Милан-Сан-Ремо с Нибали и Туры BinckBank и Deutschland с Матеем Мохоричем. После посредственного 2019 года были привлечены сотрудники, связанные с British Cycling, в первую очередь Род Эллингворт из Ineos, который привел с собой злополучного Марка Кавендиша. И все же в 2020 году этот сдвиг, похоже, не привел к какому-либо прогрессу, Эллингворт и Кавендиш ушли как пришли, и сезон был, грубо говоря, провалом. Отсюда вопрос: что изменилось в 2021 году?

ТРИЛЛЕР

Если это звучит для вас запутанной инсайдерской историей, вы не одиноки. Действия Bahrain Victorious воспринимаются как игра в дротики вслепую, куда-нибудь, да попадёшь. Чтобы отследить только изменения в персонале, потребуется отдельная статья. Но когда мы смотрим на то, что делает Bahrain успешной командой, ответ не обязательно находится в таких вещах, как оборудование, питание или маржинальные выгоды, хотя они, конечно, играют роль. Нельзя сказать, что это супер-ловкость, как у Ineos или Jumbo, но результаты говорят сами за себя. Как? Грубо говоря, Bahrain выигрывает в двух вещах: чутье и адаптация, играя быстро и свободно, потому что, когда ты маленький, это все, что у тебя есть. Это сообразительность и риск по против точности и силы старых гигантов.

Владимир Михольевич (справа)

По словам Владимира Михольевича, технического директора команды, эти изменения в тактике после ухода Эллингворта стали основой успехов команды. «Род принес много хорошего. Он привнес более высокий уровень интерпретации отношений между гонщиками», — сказал Михольевич. «Но его менталитет больше связан с системой, с большими числами, большим количеством людей, более высоким бюджетом». Он пришёл от Инеос, не так ли? Все мы знаем, как они доминируют на Туре и других гонках. Было ясно, что это основано на качествах гонщиков и систематизированных, регулярных гонках, но на самом деле, продолжил он, «это скучно. Велоспорт и спорт в целом для меня это эмоции. Это должно быть эмоционально. Смотрите велоспорт? Это должен быть триллер. Это не должен быть телефонный справочник. А когда вы не самый сильный в цифрах, как мы, вам нужно быть смелым и изобретательным, не так ли?» Возьмем, к примеру, то, как команда провела 20-й этап Vuelta a Espania в этом году. Джек Хейг был в то время пятым в GC, а его молодой товарищ Джино Мадер был восьмым, давно следившим за майкой молодого гонщика. Единственный для Хейга способ достичь подиума и способ осуществить цель Мадера — вырвать у Бернала зачёт среди молодежи – они были достижимы только в случае, если бы они шли вместе. Они сделали это вместе с Масом, Рогликом и несколькими другими фаворитами, которые в конечном итоге вложили несколько минут в своих соперников, включая Бернала и Лопеса, которые опередили Хейга в GC. Тем временем, команда выпустила Марка Падуна на шоссе после предыдущего перерыва, чтобы он помог удержать отрыв, когда Мадер больше не мог тянуть. Джек Хейг так же силен, как Бернал или Лопес? Это не имеет значения. Он все равно их победил. Это было инстинктивное, мгновенное и решительное действие, когда нечего было терять на последнем этапе гонки. Присмотритесь к сезону внимательнее, и вы найдете похожие моменты, когда решимость и смелость были ключевыми силами, и многие из этих моментов связаны с отрывом. Дамиано Карузо и его товарищ по команде Пелло Бильбао вместе с Роменом Бардетом из DSM стартовали на предпоследнем этапе Джиро, обеспечив итальянцу победу на этапе и второе место в общем зачете. Колбрелли и Мохорик работали вместе, чтобы добиться победы Bahrain в туре Бенилюкса, создав отрыв. Вут Поэлс и его товарищи по команде посвятили себя упорной, но неудачной борьбе за майку горного короля на Туре, которую уступили Тадею Погачару только после победы последнего на Луз Ардиден. (Bahrain получил победу в командном зачёте в качестве утешительного приза.) И, наконец, был Сонни Колбрелли, который точно знал, с какой группой идти, сделав окончательный выбор на Париж-Рубе, и когда он был с ними, он не работал больше, чем необходимо, гарантируя, что он может превзойти своих усталых противников на велодроме Рубе. Это не подвиги чистой силы, это подвиги ловкости и стратегических решений.

Другим ключевым фактором для Михольевича, способствовавшим успеху команды, стала система открытого общения между гонщиками и персоналом. «Многие результаты зависят от приверженности каждого гонщика общей цели во время гонки. И если у вас есть ситуация, когда кто-то не принимает тактику или поставленные персональные задачи, вам нужно общаться с этим парнем, не разрушая общую среда, чтобы передать мысли, передать разочарование или критику таким образом, чтобы удержать его на борту «. Он сравнил эти отношения с долгой дружбой. «Когда ты совершаешь какие-то ошибки, когда ты со своими ближайшими друзьями, они сразу же говорят тебе: «Эй, чувак, это было плохо, да? Какого чёрта ты сделал?» Лучшее, чего можно добиться – открытый диалог между гонщиками, с открытой критикой. И тот, кто сделал ошибку намеренно или, может быть, случайно, он сразу же говорит: «Послушайте, да, я действительно сделал плохо. Простите, ребята. В таком случае, завтра у вас будет в 10 раз более преданный делу гонщик». (Михольевич добавил позже: «Мы, я бы сказал, не супер-дипломаты. Вы можете увидеть разницу между тем, когда нужна дипломатия, и тем, когда вы постепенно налаживаете диалог и доверие».)

Ваут Пулс в двух шагах от «Горного Короля» Тура

ПАРТИЗАНСКАЯ ТАКТИКА

В спорте, который стал профессиональным, избыточно проанализированным и отягощенным постоянно растущей системой датчиков, тестов и маржинальных достижений, отсутствие дипломатии часто освежает. Это один из многих примеров более старого, более энергичного и романтического вида спорта, который вернулся в последние годы. Методология микроменеджмента Sky, которая определяла предыдущую эру велоспорта, начинает рушиться, возможно, в первую очередь с поражением Приможа Роглика на Тур де Франс 2020 года после того, как его команда день за днем ​​запускала состав за составом, в уверености, что ничего плохого с их драгоценным подопечным не случиться. Случилось, в гонке с раздельным стартом, где товарищи по команде не могли помочь. Сезон, определяемый все более агрессивной тактикой всех команд, подходит к концу, и нам еще предстоит увидеть, как Bahrain адаптируется, когда большие игроки все больше и больше обращаются к партизанской тактике несчастных аутсайдеров. Но как насчет самих этих аутсайдеров? Bahrain Victorious, без сомнения, самая интернациональная команда в пелотоне, спортсмены со всего мира, поистине эклектичное сочетание культур и профессий. От местного японского героя и верного доместика Юкия Араширо до трех словенцев, от лидеров GC, испанца Ланды и австралийца Хейга, до давних итальянских корней с Карузо и Колбрелли, в нынешнем составе представлены представители не менее 13 национальностей. (Хейг однажды сказал мне на Вуэльте, что все говорят по-английски достаточно хорошо, и это не проблема.) Существование бахрейнской словенской команды с итальянским влиянием — это само определение будущего традиционного спорта во все более глобализированном мире. И в его рядах можно найти множество возрастов, персон и историй. Вундеркинды, начинающие карьеру, такие как Сантьяго Буитраго и Фред Райт, учатся у опытных и разносторонних профессионалов, таких как Генрих Хаусслер и ныне ушедший на пенсию Марсель Зиберг. Уникальной является готовность команды брать и удерживать гонщиков, которые в противном случае были бы потеряны в нынешнем безумии подписания контрактов с более молодыми и перспективными спортсменами в надежде найти следующего, мгновенно адаптирующегося Тадея Погачара.

Хейг на 20м этапе Вуелты, третье место в GC

На ум приходят Мадер и Мохорик как спортсмены, которые были ошеломляющими в U23 лет, но первые несколько лет блуждали в мире WorldTour только для того, чтобы найти дом в Bahrain, где они смогли стабилизироваться и приспособиться к жизни в мире профессионального пелотона. Есть степень допустимых ошибок, подстраховка. (Несмотря на две неудачные попытки Микеля Ланды в Гранд-Туре в этом году, его контракт был продлен.) Часть стратегии адаптации команды применима и к индивидууму. Колбрелли, когда-то спринтеру, но всегда тому, кому удавалось держаться в горах, позволили развиться в панчера, которого мы видим сегодня — вместо того, чтобы его отпустить его после того, как тот проиграл много спринтов. И это несмотря на его возраст за 30, который когда-то считался слишком старым, чтобы делать такие корректировки специальности. Возможно, именно эта вседозволенность, гибкость и всепрощение надолго удерживают многих гонщиков в команде. Также стоит отметить увлекательный коллаж разных личностей, внутри команды, которые, несмотря на неоднозначное лидерство, обладают некоторой свободой быть самими собой: интеллектуал Мохорик, трагикомичный Ланда, политически управляемый Мадер, оживленный и эксцентричный Карузо, и Колбрелли, овца в волчьей шкуре; не говоря уже о некоторых из самых надежных и уравновешенных дипломатов пелотона: Тратник, Пулс и Тёнс. Рассказывать о велоспорте лучше с этими людьми в нём. Как вид спорта, он стал более разнообразным за счет слияния различных культур со всего мира, стал более захватывающим и сложным из-за carpe diem этой разношерстной команды экс-вундеркиндов, супердоместиков, активистов и амбассадоров. А споры? Они держат нас в курсе, заставляют задавать сложные вопросы об этом виде спорта, его морали, его прошлом и будущем.

 

 

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •